?

Log in

No account? Create an account
ребе, раввин, Авроом Вольф

February 2018

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Powered by LiveJournal.com
ребе, раввин, Авроом Вольф

Менора — не как на арке Тита

Канун Шабос главы «Трумо»
3 адора 5769 года / 27 февраля 2009 г.

Накануне 65-летия освобождения Одессы от фашистских захватчиков организация «Маккаби-Пивдень», во главе которой стоит мой хороший друг г-н Леонид Белаковский, объявила конкурс среди школ города. Учеников попросили побеседовать с членами их семей, которые пережили войну: сражались в боях, были ранены, умирали, но выжили в гетто, спасались от фашистов, участвовали в освобождении города. Затем надо было записать эти истории и проиллюстрировать их своими рисунками, отражающими чувства детей, их понимание ужасов войны, о которых рассказали им родные. Первые три места на конкурсе заняли ученики одесской школы «Хабад». Случайно ли это? Не знаю, но это факт. Господин Белаковский попросил меня выступить перед учениками на церемонии награждения победителей. Мне было что сказать этим ребятам. Я говорил с ними об их успехах, об упорстве и усилиях, которые они должны вкладывать в учебу… Напомнил я им и о тех уроках, которые надо извлечь из войны, о той самой низкой ступени, на которую может пасть человечество.

Мероприятие проходило вскоре после Йуд шват (10 швата), годовщины того дня, когда душа предыдущего Любавичского Ребе оставила наш мир. Поэтому я упомянул и о том, что Ребе, руководитель поколения, вместе с членами его семьи, с его хасидами, с его духовными детьми — еврейским народом, страдал в то ужасное время так, как никогда не страдали евреи за всю историю своего существования. Но несмотря ни на что, Ребе до последнего дня был одним из самых больших оптимистов, полагая, что этот мир является отличным местом для жизни и работы человека, и то, что в нем есть шипы и яды, которые пытаются отравить все человечество, еще не причина для пессимизма, а даже наоборот.

Затем я рассказал детям, что совсем недавно в Англии из школьных учебных программ по истории были изъяты все упоминания о Катастрофе европейского еврейства. Мол, эта тема «болезненно воспринимается» мусульманским населением. Но отрицание того, что была Катастрофа, — это явный признак назревания новой катастрофы! Особенно удивляет та легкость, с которой разные страны позволяют себе скатываться в эту пропасть…

Прошло почти 65 лет с тех пор, как закончилась Вторая мировая война. В Европе эта война унесла жизни 6 миллионов евреев, десятки миллионов христиан — русских, украинцев, поляков, сербов, немцев и представителей других народов! И в этой самой Европе появляются страны, которые исключают из учебников тему Катастрофы?!

Сейчас, когда Иран и некоторые другие государства делают попытки объявить все это «сказкой» и «выдумкой», когда умножаются те, кто подвергает сомнению саму Катастрофу, особенно важно сделать все необходимое, чтобы никогда и ничего не забылось. Я очень благодарен г-ну Белаковскому и всем участникам этого конкурса. Потому что есть только одна вещь, которую никто и никогда не сможет оспорить или подвергнуть сомнению. Это — свидетельства тех, кто пережил те страшные времена. Можно спорить о каких-нибудь фотографиях и говорить, что они подделаны. Даже документальные фильмы об освобождении лагерей смерти, снятые военной кинохроникой союзников, можно подделать и срежиссировать… Есть только одно, чего нельзя подделать и потому оспорить — это тысячи устных свидетельств людей, выживших и рассказавших о своих мучениях. Тысячи людей рассказали, в сущности, один и тот же рассказ! Сколько бы ни писали книг и статей, сколько бы ни читали лекций, пытаясь зачеркнуть факт Катастрофы, никому не удастся переписать историю. Ибо живы еще тысячи свидетелей и очевидцев этого преступного массового истребления еврейского народа.

По правде говоря, это не первый случай, когда хотят исказить исторические факты. Во время Шестидневной войны египтяне сообщали в средствах массовой информации, что захватили Тель-Авив, хотя на самом деле в тот момент они уже убегали (нечто похожее проделывали и палестинцы во время недавней войны в Газе). Коммунисты тоже часто пытались переписать историю. Думаю, этот список не стоит продолжать, но зато у меня есть удачный повод рассказать известный исторический анекдот. Однажды на спортивных соревнованиях американская команда выиграла у сборной России. На следующий день на спортивной полосе «Правды» появилось сообщение: «Советская сборная заняла почетное второе место, тогда как американские спортсмены показали предпоследний результат…»

Однако подобный подход никогда и никому не помогал. «Почему?» — спросите вы. Потому что существуют тысячи очевидцев, живых свидетелей, которые рассказывают об увиденном, и невозможно заткнуть рот тысячам. Нет ничего ценнее и правдивее свидетельского рассказа, передающегося из уст в уста, из поколения в поколение. Рассказ очевидца достовернее любого документа и любой фотографии.

В сегодняшней недельной главе Торы, «Трумо» мы тоже сталкиваемся с этой проблемой: что сильнее, достовернее — документы и доказательства или рассказ, переданный по традиции? Всевышний наказывает Моше, чтобы евреи построили Храм: «И сделают Мне Святилище, и Я пребывать буду в их среде». И далее Всевышний говорит, какую храмовую утварь должны изготовить евреи: Ковчег, стол и Менору… Случилось так, что именно Менора превратилась в символ еврейского народа. Ее изображение присутствует на логотипе многих еврейских организаций или учреждений. Менора украшает герб Государства Израиль.

И тут встает вопрос о том, какой в действительности была храмовая Менора. Обычно ее рисуют с ветвями в форме полукруга. Так она выглядит на гербе Израиля и на многих других современных изображениях. Откуда пошла эта традиция? Где первоисточник, подтверждающий, что Менора выглядела именно так? Ответ на этот вопрос мы находим… в Риме. Разрушив Храм, римский полководец Тит приказал своим людям забрать с собой в Рим всю утварь и украшения, среди прочего — и Менору. Эти трофеи были представлены на праздновании победы Тита в Риме. Для увековечивания победы была построена триумфальная арка, которую украсили барельефы с изображением пленных евреев вместе с утварью Храма. На арке в нескольких местах была высечена надпись «Иудеа капта» («Иудея захвачена»). Форма Меноры с ветвями в виде полукруга, запечатленная на арке Тита, и стала первоисточником для всех последующих ее изображений.

Таким образом, мы имеем, казалось бы, подтверждение формы Меноры, сделанное две тысячи лет тому назад и сохранившееся до наших дней. Но тут мы сталкиваемся с проблемой. Комментируя стих: «И шесть ветвей выходят из его боков: три ветви светильника с одной стороны и три ветви светильника с другой стороны», Раши говорит недвусмысленно: «Выходят с обеих сторон наклонно и поднимаются они до высоты светильника, то есть, его центрального ствола. Выходят они из центрального ствола одна над другой: нижняя ветвь самая длинная, та, которая над ней, короче ее, а верхняя ветвь короче средней, так как их вершины должны быть в уровень с вершиной центрального ствола, седьмой ветви, из которой выходят шесть ветвей». Отсюда следует, что лучи Меноры поднимались под углом, то есть они были прямолинейными, а не скругленными.

Если этого недостаточно, то существует свидетельство Рамбама, который жил в Испании и, судя по всему, не знал о существовании Раши. Рамбам утверждает, что ветви Меноры были прямыми и располагались под углом. Более того, сохранился рисунок, сделанный рукой Рамбама, на котором Менора так и изображена. Его сын, рабби Авраѓам бен Моше, пишет: «Шесть лучей продолжают тело Меноры в сторону ее главы прямо, как нарисовал ее мой отец, да будет благословенна его память, а не закругленно, как рисуют их другие».

Итак, Раши и Рамбам утверждают одно и то же. А это значит, что они получили через устную традицию знание о том, как это было на самом деле. Встает вопрос, чему верить: римскому барельефу или устной традиции, если между ними есть разногласия?

В Старом городе Иерусалима, на древней улице Кардо, под прозрачным колпаком с надписью «Так выглядела Менора в Храме» стоит большой и красивый семисвечник с закругленными ветвями. Знакомый рассказывал мне, что, встретившись с одним из руководителей этого проекта, он спросил: «Как же так?! Ведь и Раши, и Рамбам ясно говорят, что ветви шли под углом?» И услышал в ответ: «Раши, Рамбам и даже Любавичский Ребе никогда не видели Менору в Храме, а тот, кто создавал арку Тита, видел…»

В этом, собственно, и состоит суть спора, чему верить — рисунку или свидетельству очевидцев, которые жили в то время. Можно подделать фотографию, запечатлевшую ужасы войны и Катастрофы, но навсегда сохранятся, как живые, в памяти народа картины, нарисованные рассказами очевидцев, переживших все это. Они будут передаваться от родителей детям и внукам, переходить из поколения в поколение вечно.

То же самое можно сказать о Меноре. Существует много объяснений того, почему ее изображение в Риме не соответствовало тому светильнику, который стоял в Скинии. И первое из них — самое простое: скульптор посчитал, что округлая форма ветвей семисвечника более красива. Да и вообще — произведения искусства не обязательно должны стопроцентно отражать реально существующий предмет (стоит упомянуть и о том, что на основании Меноры, изображенной на барельефе арки Тита, найдены элементы языческих культов, естественно, невозможные на храмовой Меноре).

Другое объяснение: евреи предполагали, что война с Римом может закончиться поражением. Они просто спрятали настоящую Менору, а вместо нее поставили другой светильник — чтобы римлянам было что забирать. Нечто подобное уже проделывали во времена царя Ишаяѓу. За сто лет до разрушения Первого Храма он приказал зарыть Ковчег в землю, так как знал, что придет черный день разрушения Храма, и не хотел, чтобы Ковчег попал во вражеские руки. Возможно, и перед разрушением Второго Храма евреи спрятали настоящую Менору, а вместо нее поставили другую. Или царь Ирод при восстановлении Второго Храма решил поставить там светильник, который показался ему лично очень красивым, гораздо красивее Меноры, изготовленной Моше.

Есть даже чисто ѓалохическая причина того, что все изображают ветви Меноры не под углом, а в форме полукруга, — закон, запрещающий воссоздание и изготовление предметов храмовой утвари точно такими же, какими они были в Храме. Рамбам пишет: «Запрещено человеку изготавливать предметы по образцу Храма: стол в форме Храмового стола, светильник в форме Меноры и так далее». Поэтому, чтобы подчеркнуть, что нельзя копировать в точности предметы храмовой утвари, была выработана эта новая форма ветвей семисвечника — полукруг…

На самом деле не имеет значения причина, по которой Менору так изобразили в Риме. Мы доверяем только устной традиции, которая передавалась из поколения в поколение и дошла до Рамбама и Раши, а от них — к нам. Согласно этой традиции ветви Меноры были прямыми и располагались под углом. И это достовернее любых археологических находок.

В главе Торы «Тецаве» мы читаем о восьми священных одеяниях, в которые облачался первосвященник во время служения в Храме. Одним из элементов его одеяния был циц, пластина из чистого золота толщиной в два пальца, на которой были выгравированы два слова на иврите — Кодеш леѓаШем («Святой для Б-га»). Первосвященник накладывал ее на лоб, она охватывала его виски и завязывалась сзади на голове «синей лентой». В Талмуде в трактате «Шабос» приводится спор еврейских мудрецов о том, как были написаны эти два слова на циц: в одну строку или же Кодеш снизу, а леѓаШем сверху. «Сказал рабби Элиэзер бар Йоси: «Я видел циц в Риме, и на нем было написано в одну строку». Если это так, то должна быть ѓалоха, подтверждающая слова рабби Элиэзера бар Йоси, ибо это свидетельство очевидца, собственными глазами видевшего в Риме циц. Однако такой ѓалохи нет. Рамбам в «Законах храмовой утвари» утверждает: «И пишут на нем в два ряда Кодеш леѓаШем, Кодеш снизу, а леѓаШем сверху. Если же писали в одну строку — а иногда так писали, — то это тоже кошерно».

Почему же свидетельство рабби Элиэзера бар Йоси не было принято, хотя он и видел циц своими глазами? Ребе приводит по этому поводу комментарий автора книги «ЃаМеири»: «Один из великих мудрецов свидетельствовал: «Я видел в Риме…», и его свидетельство ничего не изменило». «Однако, — продолжает Ребе, — так как мудрецы из поколения в поколение получили сведения о том, что Кодеш леѓаШем писали в две строки, свидетельства даже самого достойного доверия очевидца не могли опровергнуть достоверность их знания».

Конечно, если бы у мудрецов не было сведений, полученных из устной традиции, о способе написания надписи на циц, можно было бы принять слова очевидца за истину и установить согласно им форму написания Кодеш леѓаШем в одну строку. Но устную традицию отменить невозможно, ибо нет в иудаизме ничего более достоверного, чем знания, переданные из поколения в поколение. «Устная традиция не подлежит сомнению», — говорит Ребе. Тогда как о свидетельстве очевидца можно сказать, что в Риме он видел другой циц, не тот, о котором шла речь в Торе. И в этом нет ничего удивительного. Ребе поясняет, что так как циц относился к золотым украшениям, то можно предположить, что были люди, которые изготавливали для себя золотые изделия, подобные ему. Кроме того, вполне возможно, что специально была изготовлена копия циц, заменившая оригинал. И сделано это было, как и в случае с Менорой, для того, чтобы настоящий циц первосвященника не попал в руки римлян.

…Время от времени мы слышим, что какой-то исследователь обнаружил «доказательства» того, что та или иная история, написанная в Торе, неправда. Один утверждает, что нет никаких подтверждений того, что евреи были в изгнании в Египте. Другой пишет, что нет никаких археологических находок, свидетельствующих о пребывании евреев в пустыне. Третий сообщает, что при расшифровке свитков Мертвого моря обнаружены сведения, которые противоречат Торе. На все это есть единственный ответ. Да, может быть, нет достаточного количества доказательств, а возможно, есть даже свидетельства, противоречащие Торе. Однако, как и в случае с Катастрофой, о доказательствах можно спорить, но есть одна вещь, которая сильнее любых доказательств: устная традиция, в которой сотни тысяч людей рассказывают об одних и тех же фактах. В устную традицию Катастрофы европейского еврейства внесли свой вклад и г-н Белаковский, и организация «Маккаби-Пивдень», и ученики одесских школ. Рассказы людей, переживших те страшные времена, навсегда останутся самым достоверным доказательством. А что касается Торы, то у нас есть рассказы миллионов людей, слышавших одну и ту же историю от своих отцов, которым ее рассказывали их отцы… А это и есть самое важное доказательство того, что Тора — истинна!

Загрузить газету целиком в формате PDF вы можете здесь (1,3 МБ).

Comments

о меноре очень интересно. недавно в музее в Иерусалиме я видел древний рисунок, на котором менора была изображена со скругленными углами. после этого был уверен, что так и выглядела настоящая менора и даже в сувенир себе купил именно со скругленными углами.
но теперь все стало на свои места, в Храме была с прямыми углами, за его пределами - со скругленными. выходит сувенир у меня правильный :)
Хорошо.